Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

  • naficus

Снова о "Небесном огне".

Новые подробности о нетленке матушки Олеси от _quidam.

<...>Олеся написала обо мне и об этом моем визите в своей последней книге, изданной сразу двумя издательствами общим тиражом в 60 тыс. экземпляров. Когда я прочитала этот текст, то была весьма обескуражена, поскольку нарисованная ею картина довольно-таки далека от действительности.
Единственное, что могло мне польстить, - в том же рассказе, кроме меня, фигурирует весьма уважаемая мною Зоя Крахмальникова (1929-2008; «диссидент и публицист»): обе мы должны были служить иллюстрацией к утверждению писательницы о том, что часто даже верующая интеллигенция недооценивает (или плохо оценивает) РПЦ и ее священников.

И все-таки для меня правда дороже всего, и я решила выразить свое отношение к написанному обо мне хотя бы в письме к Олесе Николаевой. Поскольку на этот раз у меня не было ни ее адреса, ни телефона, я отнесла письмо собственноручно в Лит. институт на кафедру, где, как мне сказали общие знакомые, она преподает. И там лицом к лицу столкнулась с Олесей. Я ее узнала, т.к. недавно видела по ТВ, а она меня – нет. Когда я назвалась женой Павла Проценко, она вроде бы обрадовалась, стала спрашивать о Павле и т.п. Но письмо при мне читать не стала, т.к. торопилась на заседание кафедры. Обменявшись вежливыми улыбками и номерами телефонов, мы расстались. К сожалению, в этот вечер у меня был такой момент, когда я вышла из дома, не взяв с собой мобильник. Именно в этот момент Олеся мне позвонила, о чем я узнала по записи в мобильнике. Больше она не пыталась со мной связаться. Мне тоже не хотелось ей звонить. Но здесь я хочу привести мое к ней письмо. Вот оно:
Read more...Collapse )
  • naficus

Валентин Курбатов "Батюшки мои".



Хорошая книга Валентина Курбатова совсем недавно вышла во Пскове – «Батюшки мои: («Вниду в дом Твой»)».
Книга, по сути, является дневниковыми записями автора конца 80-х – 90-х годов, зарисовками из церковной жизни постсоветского Пскова. Местами - по неофитски наивные (эта наивность, мне кажется, была многим свойственна в то время), но искренние, настоящие. Записи живо передают атмосферу той поры, и этим книга напоминает «Несвятых святых», к тому же и географическое место действия отчасти совпадает. Но книга Валентина Яковлевича, на мой взгляд, более удачная, нежели разухабистые байки о.Тихона - она живое свидетельство, дневник встреч, событий, переживаний.

Главным героем книги, по сути, является о.Зинон (Теодор), которого Курбатов посещал во Пскове. И тут уже, конечно, напрашивается параллель с книгой Олеси Николаевой (она, кстати, тоже присутствует на страницах книги) «Мене, текел, фарес». Но в отличие от едкого пасквиля Николаевой, Курбатов пытается передать, насколько это возможно, подлинного о.Зинона, без поздней рефлексии и фантазирования, через записи его разговоров, поступков.
Причем, эти разговоры могут быть резкие и критичные по отношению к тому или иному явлению современной церковности. Поэтому автор в предисловии предупреждает: «Книга печатается без благословения, так что благочестивый читатель может отложить ее сразу».
Но нет в дневниках ничего специально скандального, никакого копания в «грязном белье» – что было, то и было.
Помимо о.Зинона и насельников монастыря, упомянуты в книге и другие замечательные люди - о.Павел Адельгейм, о.Виктор Мамонтов, с которыми автор встречался во Пскове.

Не всегда, может быть, портреты героев удачны и автор в этом признается в предисловии:
«Все мы видим мир по-своему, и каждый из «героев» скажет, что все было не так, и не узнает себя. Но мы ведь все с вами – только система зеркал, и нас столько, сколько людей нас видят. Все мы заложники чужого взгляда.
Это осколки моего зеркала, и что в нем отразилось, то отразилось в силу моего зрения и разумения. И это ведь не портреты насельников монастыря, отцов и владык и моих товарищей. Это в известной и даже в большей степени автопортрет моей души, моего понимания мира, моей веры и моего неверия»
.

В общем, хорошее впечатление от книги. Да и издана она как-то тепло, с душой – уменьшенный формат, суперобложка, приятное оформление, небольшая вклейка старых фотографий.
Единственный недостаток - цена несколько высоковата.

Александр Дворкин "Моя Америка".



Новая книга Дворкина «Моя Америка». Издана книга прекрасно, как, впрочем, и все книги нижегородского издательства «Христианская библиотека» (ex «Братство св.Александра Невского»). Отличная верстка, приятная бумага, масса фотографий (единственное, на что можно подосадовать – обложка, а не переплет).
Да и содержание любопытное – мемуары и байки из жизни уважаемого сектоведа.
Предваряют книгу отзывы о.Дмитрия Смирнова и Олеси Николаевой.
Отец Смирнов сравнивает сей труд А.Л. с книгами великих православных писателей о.Тихона (Шевкунова), Олеси Николаевой и, почему-то, Майи Кучерской. Дальнейшее повествование также вызывает недоумение:
-- Он ведет поистине апостольскую деятельность как абсолютно бескомпромиссный христианин. То, что он сделал в одиночку, а потом со своими товарищами, есть настоящий подвиг, который еще будет оценен по достоинству. Вполне закономерно, что многие в России его не принимают, относятся к нему с подозрением. Ведь наше современное – в том числе и церковное – общество настроено на мифологический лад. Причем в сознании людей эта мифология имеет не агиографический, а скорее самоизмышленный характер. И деятельность Александра Дворкина как раз напрпвлена на развенчание такой вот бытовой мифологии.--
По-моему, как раз книги о.Шевкунова и Николаевой способствуют цветению мифов в обществе. Да, собственно, и некоторая деятельность самого Дворкина также.

Дальше о.Смирнов сетует на то, что в России отсутствует госаппарат по борьбе с инакомыслием, и что Дворкину, после убийства о.Даниила Сысоева, приходится практически в одиночку сражаться с врагами.

И завершает свое вступление о.Дмитрий заявлением о ценности воспоминаний Дворкина об о.Шмемане, о.Мейендорфе, и о.Флоровском.

Из следующего за тем хвалебного отзыва Олеси Николаевой также следует, что книга ценна воспоминаниями, что она
--…несет в себе свидетельство очевидца исторических церковных событий, а именно – драматических отношений между Русской Православной Церковью и Русской Зарубежной Церковью накануне их воссоединения. И наконец, подлинным украшением этого повествования являются мемуары о выдающихся богословах и проповедниках, клириках Американской Церкви – протопресвитере Александре Шмемане и протопресвитере Иоанне Мейендорфе , чьим учеником в Свято-Владимирской академии был автор. В эту портретную галерею попали и другие преподаватели, и студенты, а также священнослужители и члены Зарубежной Церкви и даже католики, с которыми Александр Дворкин водил знакомство, когда писал диссертацию и собирал материалы к ней, работая в Руссикуме.--

И если про Шмемана, Мейендорфа и т.п. Дворкин пишет тепло и с любовью (хотя некоторые места выставляют и автора и упомянутых лиц в неприглядном свете – якобы с благословения о.Мейендорфа Дворкин тайком вскрыл пакет, лежащий на чужом столе, с документами об открытии РПЦЗ приходов в России, сделал копии и отвез в патриархию (стр.754-755)), то этого не скажешь про его высказывания (в стиле, кстати, Олеси Николаевой) о неудобных церковному мейнстриму людях. Например, об о.Глебе Якунине, Ирине Иловайской-Альберти, некоторых деятелях РПЦЗ, и даже Папе Римском. С некоторой недоброжелательностью автор вспоминает и о матушке Ольге Меерсон-Аксеновой (в книге зачем-то выведенной под Анной Филипповой-Мендельсон),

А уж написанное про католиков вообще насквозь фантастично и консперологично. Оказывается, в семинариях католических процветает сплошной гомосексаулизм (типа в православных его нет:), и от этого в КЦ затяжной кризис, храмы полупустуют и закрываются. А потому хитрые католики спят и видят, как обратить всех православных в католичество:Read more...Collapse )

Из плена - к Свету! или Исповедь одного человека.



Иеромонах Иоанн (Коган) - автор этой книги когда-то прославился полемикой с о.Андреем Кураевым по поводу другой своей книжки. И вот новое творение, которым завалены буквально все церковные магазины.
По началу показалось, что автор вдохновился успехом «Несвятых святых» о.Тихона, и решил написать свои воспоминания о молодости, о советских временах, о старцах и чудесах.
Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что книга о.Когана более мистично-феерична. То и дело в тексте повествования встречаются подобные места:

--В беседе нашей вдруг обнаружились ее неправильные понятия, в свете которых она на свой лад трактовала и воспринимала Божественную правду. Желая помочь ей, я стал объяснять, как мы должны понимать учение Церкви, преподанное Духом Святым. И в этот момент вдруг заметил на лице ее некое розовое существо, которое, как бы пугаясь моих слов, стало отделяться от нее, то есть от ее лица, и, как бы вращаясь по его поверхности, стало расширяться и, смотря на меня, куда-то исчезать. Неожиданно увиденное мною необычайно поразило меня – это был некий тончайший сладострастный и льстивый дух, который, по-видимому, владел психикой этой женщины. Благодать и сила правды Божией, исходящая из слов моих, произвели положительное действие: ее ум стал воспринимать Божию правду, и льстивый демон, живущий в ее мозгу, вдруг выделился и, обнаруженный, стал убегать. (стр.90)--

--И вот вошедшая в меня благодать буквально сотворила то, что было до падения в нашей природе: во мне воссоединились ум, душа и плоть воедино, и я впервые испытывал состояние Новой твари, обновленной во Христе, которой дано было жить уже радостью Будущего Века. (стр.139-140)--

--Затем после некоторого молчания, как бы о чем-то думая, сказал:
- Вы надежда Ветхого и Нового Завета.
Дух Божий, посетивший в этот час этого святого страдальца, его устами открыл мне недоведомые ранее страшные тайны, о которых я и не подозревал доселе, и вообще не мог предполагать. Дальнейшая судьба моя и пережитые мною события и на Афоне, и в Греции, и на Святой Земле, а также в Европе и других местах, открыли впоследствии их сокровенный смысл. (стр.261-262)
--

--
Думаю, что этого достаточно, что бы сделать выводы о качестве этого творения. И задаешься только вопросом, кто же это взялся издать? Но никаких выходных данных на книге не имеется. Единственное, что должно внушать доверие потенциальному читателю, значащаяся на титуле надпись:

Одобрено издательским Советом Белорусской Православной Церкви.
гриф за № 743 от 08.02.2012 г.


Но при знакомстве с полным текстом этого постановления появляются новые вопросы.
51. СЛУШАЛИ:
Сообщение об итогах экспертизы предоставленной Архимандритом Иоанном (Коганом), переведенной им с греческого языка и составленной книги «Из плена – к Свету», предлагаемой к переизданию.
ПОСТАНОВИЛИ: 1. Предоставить Архимандриту Иоанну (Когану) право использовать гриф «Допущено к изданию Издательским советом Белорусской Православной Церкви» при переиздании книги «Из плена – к Свету».
2. Присвоить данной книге номер Издательского совета – 743 от 08.02.2012 г.
http://izdatsovet.by/protokoly-zasedanij-kollegii-po-recenzirovaniyu/vypiska-iz-protokola-zasedaniya-kollegii-po-recenzirovaniyu-i-ekspertnoj-ocenke-izdatelskogo-soveta-2-ot-8-fevralya-2012-goda.html#more-267

Что значит перевод и составление, если книга явно не переводная? Ошибка ли это, или намеренное искажение фактов? Подозреваю, что имел место подлог, т.е. на рецензию отдавался совсем иной материал, нежели тот, что вышел из печати. А книге явно пора пополнить соответствующий список в каталогах ИС:
http://izdatsovet.ru/not_past_catalog/

"Просто о христианстве" или православные флибустьеры.


Обратил внимание на недавно вышедшую в тюменском издательстве "Русская неделя" книгу известного греческого философа и богослова Христоса Яннараса "Просто о христианстве".
Обратил внимание, прежде всего, из-за аляповатой обложки с картиной неизвестного художника, изображающего некое духовное лицо на привале:) Видимо этот уставший мужчина и символизирует христианство:)
Озадачило меня, что в книге не приведено оригинальное название, с которого делался перевод, и имена переводчиков умалчиваются.
А причина такой конспирологии оказалась проста - содержание книги полостью повторяет книгу Яннараса "Вера Церкви" (первод Г.В. Вдовиной., под редакцией А.И. Кырлежева), изданной в 1992 издательством «Центр по изучению религий».
Хорошо, конечно, что данный труд Яннараса вновь стал доступен для читателя. Но почему бы издателю не сделать все, как положено - договориться с автором, согласовать права на перевод, или заказать новый?
Но, нет. "Русская неделя" видимо решила оправдать свое название.
«Неделя» - образовано это существительное путем слияния отрицательной частицы «не» и «дел-» от глагола «делати». (http://enc-dic.com/semenov/Nedelja-1212.html)
Т.е. русское безделье:)

UPD: Выяснилось, что еще одна книга была издана без ведома автора - протоиерей Михаил Дронов "Талант общения: Дейл Карнеги или Авва Дорофей?". Также можно не сомневаться, что про новую книгу "Эссе" Честертона не знают ни наследники Н.Л. Трауберг, ни другие переводчики.
2013

Жизнь попадейская, или размышления о книге матушки Олеси Вигилянской "Небесный огонь"

книга
Мне подарили книжку Олеси Николаевой "Небесный огонь", издательство Сретенского монастыря, 2012 года. Сразу скажу, что я и от писаний архим. Тихона (Шевкунова) не в восторге (эпохальная его книга "Несвятые святые"), а тут прямо-таки было предубеждение. Я была практически уверена, что книга бездарна и имеет место всего лишь эксплуатация брэнда: обложку книге сделали один в один с "Несвятыми святыми":
Убедитесь сами, кто еще не знаетCollapse )
крыльцо

А что же Тихон Шевкунов?

Оригинал взят у tapirr в А что же Тихон Шевкунов?




"А что же Тихон Шевкунов?
"- Выпускник ВГИКа, автор нескольких хороших документальных фильмов и книги, которая, как комментируют сотни тысяч пользователей, их «потрясла». Для многих и многих «Несвятые святые» стали предметом, который заставил их «задуматься о Боге»... Собрание историй о самоотреченной жизни монахов, настоятелей, священников, с которыми о.Тихону удалось встретиться в жизни, написано действительно ярко, интересно и... лживо.

Искусная подделка. Восхитительный, нас возвышающий обман. Тонкое плетение кружев из благовидных религиозных идей. Аккуратное, изящное вплетение богобоязни в наше сознание. Изысканная религиозная пропаганда. Также тонко и изысканно нам внушают время от времени те или иные идеи. Сначала — антирелигиозные, потом религиозные... Православие, самодержавие и, конечно, народность.

Вернее всего почувствовал и описал фальшь Дмитрий Быков: «Какая же это, товарищи, предсказуемая литература! Разумеется, она лучше современных апокрифов или статей в журнале „Фома“, рассказывающих о том, как автору/герою плохо было без Бога, а с Богом стало хорошо; но история о том, как Сергею Бондарчуку резко полегчало после удаления из его комнаты портрета Льва Толстого, — это, как хотите, писательская ревность. Истории о чудесах вроде уцелевшего во время пожара престола, на котором лежали Святые дары, жизнеописания кротких незлобивцев, чудаковатых, но просветленных старцев, легкие попинывания интеллигенции — вот, Андрей Битов так и не собрался съездить к святому старцу, о чем его просила во сне покойная матушка... (Да в любом тексте Битова, простите тысячу раз, больше благодати, чем во всем томе Шевкунова!) Архимандрит Тихон Шевкунов умеет писать — чего и ждать от выпускника сценарного факультета ВГИКа, ученика великого Евгения Григорьева; чего он не умеет, так это сделать написанное литературой, — но что для этого надо, так просто не сформулируешь"."

http://www.psmb.ru/vse-novosti/v-rossii/statja/premija-bolshaja-kniga-arkhim-tikhon-shevkunov-proschita/

крыльцо

Новая национальность книжек для русских детей

Оригинал взят у roman_i_darija</lj> в Новая национальность книжек для русских детей

IMGЗаглянув в школьную библиотеку, мы узнали, что благотворительный фонд «Заветная мечта» озаботился нехваткой в России «качественной литературы для школьников среднего возраста». Выбрали наугад из выпущенных фондом изданий книгу, «Лис Улисс», и убедились, что она действительно претендует на «эффект замедленного действия: влияет на читателя гораздо дольше, чем то время, которое нужно для её прочтения… чтобы нашим детям было над чем подумать» (с. 1). Книжка отличается незамысловатым приключенческим сюжетом о человекообразных зверьках: о чём, казалось бы, тут размышлять? Собирались было захлопнуть её, как вдруг наше внимание привлекли слова о некоей «секте Пришествия Сверхобезьяна». Пришлось пролистать произведение целиком:

 «…Раз в неделю они приносят кровавую жертву… они пьют кровь» (86). Ничего не напоминает? А титул главы секты – «Его Святейшество»? А наличие у Сверхобезьяна апостолов? А «гиена огненная» (93)? А «шимпанзе в рясе» (95)?

«…Сектанты верят в приход Сверхобезьяна, высшего существа, которое принесёт спасение заблудшим душам и воцарится над миром» (87).

 Играет автор и на ключевых словах, известных всякому ребёнку:

«– Сверхобезьян пришёл, – повторил водитель.

– Да… Точно так. Воистину, – припомнил пингвин подходяще слово

– И мёртвые обезьяны встают?

– Встают, – согласился Евгений. – Как никогда прежде. Воистину» (92-93).

Играет он и на ассоциациях:

«И придёт он, и возлюбит сынов своих. Книга пророка Макиака, гл. 6, стих 12» (96).

«Грациас тиби аго санкте Суперприматус! Глория мунди! Аве! Аве!» (134).

Стоит ли удивляться, что автор сего многозначительного произведения для русских деток, получившего Большую премию сезона 2005-2006 Национальной детской литературной премии «Заветная мечта», Фред Адра, живёт в Израиле? Меж тем «сказочный роман, который начинается как фарс, по мере развития действия обретает всё более философский, притчевый характер» (из аннотации). Для совсем непонятливых мораль «притчи» раскрывается и без обиняков: «Обезьяны переняли древнюю религию и нагородили вокруг неё всякой ерунды, чтобы привлечь побольше народу» (383, 385).

Тираж – 150 000 экземпляров. Книга издана в благотворительных целях. Распространяется бесплатно. Читайте на здоровье...


крыльцо

Книга об Иосифе Исихасте

Оригинал взят у roman_i_darija в Книга об Иосифе Исихасте:

КУДА СТАРЦЕВ-ДЕТОУБИЙЦ ЗОВУТ ТАИНСТВЕННЫЕ ГОЛОСА?

Вышла в свет замечательная книжка, о старце. И не просто о старце, а и написанная – старцем. Даже и перевод на русский язык сделан по благословению автора-старца. Оба, Иосиф и Ефрем – «простые, добрые и незлобивые старчики», и читать такую книгу будет легко и уютно каждому. Впрочем, в новом издании есть и вполне немещанские моменты. Так, авва Ефрем, которому мы и обязаны появлением столь замечательного труда, загорелся спасительным желанием монашества, женившись и уже наплодив восьмерых детей. Поскольку супружница упиралась, «он сотворил горячую молитву, чтобы ему открылся путь к монашеству. И вскоре его дети начали один за другим умирать». Интересно, что в книге даже и не упоминается, сколько же детей умерло, пока бесноватый супруг не был отпущен на все четыре стороны. Оказавшись в монастыре, убийца собственных детей становится очень добрым, а на старости лет обращается к написанию мемуаров – например, о том, как они со старцем любили котов.

Авва Ефрем попал в послушание не кому-нибудь, а к «самой выдающейся личности в духовной истории ХХ века» – старцу Иосифу Исихасту. По мнению русского переводчика, игумена Симеона (Гагатика), «это книга, которую игумен может смело давать послушникам как самый первый учебник иноческой жизни». Даже если не давать эту книгу мирянам, которые, чего доброго, учнут молитвенный геноцид против детей в собственных семьях, из неё можно научиться многим интересным вещам. Но и переводчик, и оформитель не ответили на наш вопрос о том, как освещается в книге сложный путь старца Иосифа по различным юрисдикциям.

Проблема заключается в том, что старец и его послушник частенько слышали «голоса». Более того, один и тот же голос сначала сказал Иосифу, пребывающему у матфеевцев (один старостильный синод), что Церковь у флоринитов (другой старостильный синод), а по прошествии ряда лет вдруг заявил, что истина вообще в Константинопольском патриархате (новостильники). Вразумлявшего его путаника Иосиф считал гласом Божиим, никак не учитывая засвидетельствованный святыми отцами факт, что помимо психических заболеваний источниками такого рода явлений бывают и бесы. Даже если исходят они от какого-либо священного предмета – например, от епитрахили, с которой не прочь был на досуге пообщаться старец Ефрем.

Интересно, что под святостью Иосифа подразумевается аскетический образ жизни, который он с одинаковым успехом проводил в трёх взаимно не признающих одна другую юрисдикциях...